Агейкина Яна Леонидовна - Искусство Восточного Казахстана

т. +7 777 765 7840
т. +7 747 252 24 19
E-mail: pafhok@mail.ru
Перейти к контенту

Главное меню:

Агейкина Яна Леонидовна

Статьи
Об изобразительном искусстве Востчного Казахстана
Февраль 2001 г. ЖУРНАЛ «ЕРТЫС». «ИРТЫШ».

Зная об опыте предшественников и коллег,
Благодарная память – основа овладения профессией
И одновременно импульс для поиска собственных решений.

Советский период времени 40-х начала 60-х годов в Восточном Казахстане ознаменован налаживанием строительства крупных объектов – в 1942 году возводится цинковый электролитный завод, преобразованный впоследствии в Свинцово-цинковый комбинат, в 1949 году вступил в строй Ульбинский металлургический завод, в 1952 запущена Усть-Каменогорская ГЭС. Психологическим камертоном времени стала ясная, мужественная, даже несколько жесткая оценка всех явлений жизни. Эта особая, суровая правда жизни утверждалась в литературе и искусстве. В 1962 году в Усть-Каменогорске были организованы художественно-производственные мастерские от Художественного фонда СССР, располагались они в полуразвалившемся бараке на Бабкиной мельнице.
Первым из художников Восточного Казахстана, вступил в Союз Художников СССР 1967 году Виктор Терентьевич Титов (1930-1985гг.) – замечательный график, специализировавшийся на теме промышленного преобразования края.

Для него, было свойственно обращение к индустриальному пейзажу, возникшему в результате деятельности человека и строгое, точное его изображение. Творчество В. Титова доносит основные тенденции Советского искусства – «суровый стиль2 50-х и гражданский романтизм 70-х годов. Тему урбанизации, сериями картин из жизни своих современников автор лаконичным, графическим языком сумел выразить и показать то, что составляло сущность и характер эпохи.

В 1972 году в художественно-графические мастерские пришел художник-«шестидесятник», живописец, монументалист Леонид Евтихиевич Агейкин (1935-1982гг). здесь несколько лет он возглавлял творческую секцию и художественный совет. Рудный Алтай ворвался в жизнь выпускника Харьковского художественно-промышленного института сразу, бурно, стихийно. Великолепная природа оказалась созвучной его возвышенно-романтической душе, яркому темпераменту: суровая, взрывная красота горного Катон-Карагая, завораживающая ритмика степей, весеннее половодье Иртыша и Ульбы… Восторженные письма писал он родителям на Украину: «После Алтая и Молдавия, и Черное море не годятся для меня».
Леонид Агейкин – знаковая фигура своего времени. Он является основоположником восточно-казастанской живописной школы. Многие ученики вышли в большую творческую жизнь и бережно хранят память об учителе.
В 1974 году он становится членом Союза художников СССР, вместе со скульптором Валерием Соломоновичем Рапопортом, автором нескольких памятников в г. Усть-Каменогорске и области. Один из них – памятник-фонтан, посвящен основателю города Ивану Лихареву.

Большинство работ Л. Агейкина о мощной природе Рудного Алтая, людях, исторической панораме революционно-социальных событий. Со дня приезда в Усть-Каменогорск его влекла малоисследованная, сложная, во многом противоречивая история гражданской войны на Рудном Алтае, где соединились столь различные и настороженно-подозрительные отношения и к пришельцам, и между социальными группами. В горных долинах – деревни старообрядцев-кержаков, по берегам Иртыша и Бухтармы – станицы сибирских казаков, «верных слуг престола и отечества». В степи – казахские аулы. И включившийся в эти слои поток переселенцев, бежавших от недородов, от притеснений власть имущих из Таврии, Поволжья, Российского Нечерноземья. Здесь же бергайеры – горняки, пролетарии, добытчики несметных алтайских богатств, молчаливые, угрюмые и до поры покорные судьбе «рабочие люди».
Монументальные росписи на фасадах и в интерьерах учреждений и предприятий г. Усть-Каменогорска подчеркивают величественность облика изображаемых фигур.

Его пейзажи отмечены романтически обостренным восприятием природы, переживанием ее состояний, глубоким колористическим видением. Агейкинский пейзаж является переосмыслением пейзажа реального, именно символическим воплощением как образа. В этом – притягательная сила творческого метода Агейкина.
Для художника советского периода тема Ленина – труднейший экзамен на зрелость, на его гражданскую определимость. Несколько работ Л. Агейкина на эту ответственную тему говорят о том, что он вплотную подходил к «своему Ленину». По законам цикличности он обязательно вернулся бы к этой работе, но смерть не дала ему в полной мере раскрыть живущий в нем образ вождя.
Этот живописец, безусловно, принадлежит к плеяде выдающихся художников середины 20 столетия, не являясь лишь тем раритетом, который вызывал бы интерес у одних историков и коллекционеров. Более того, на наш взгляд, интерес к его творчеству в дальнейшем будет возрастать, а само творчество будет раскрываться для нас с новых, неожиданных сторон…
Большую роль в творческом восприятии подрастающего поколения в 50-70-е годы сыграл талантливый педагог Ефим Наумович Годовский, более двадцати лет руководивший изокружком Дома пионеров г. Усть-Каменогорска. Его доверительное общение с детьми, творческая жизнь в студии и работа на пленере влияли на сознание учеников, помогая постичь извечные тайны прекрасного.

Новый импульс творческая деятельность художников края получает с началом строительства в 1975 году Дома художника в Усть-Каменогорске на государственные и личные средства художников. Из Усть-Каменогорска в Москву в Художественный фонд СССР был командирован архитектор художественно-производственной мастерской Владимир Кругликов, который непосредственно занимался проектированием нового помещения мастерской и утверждением проекта во всех инстанциях. Основные средства были выделены Художественным Фондом СССР (г. Москва) и Художественным Фондом КазССР (г. Алма-Ата). Дополнительные средства перечислялись с заработной платы художников и прибыли ХПМ. Дом Художника был торжественно открыт 25 августа 1979 года по улице Космической г. Усть-Каменогорска.
Художники Восточного Казахстана стали активно выступать в члены Союза художников СССР, поэтому настала необходимость создать его филиал становится Виктор Титов. Таким образом, 1977 год является годом образования филиала Союза художников СССР в Восточно-Казахстанской области. Далее в ряды СХ СССР вливаются Анатолий Григорьевич Куклин, Эдуард Васильевич Чубук (1981), Петр Борисович Шишов (1984), Владимир Истомин (1986), Николай Павлович Аштема, Виктор Лукьянов (1987), Николай Иванович Джуган (1991) и др. Художники решали разные проблемы, «играли» в разные игры, «бежали» на разные дистанции. Каждый из них шел в искусстве своим путем, поэтому обсуждение выставок проходило весьма остро. Отмечая, несомненно, высокий профессиональный уровень участников, их товарищи по цеху подвергали экспонированные работы строгому разбору и критике. Такого рода встречи и беседы –отличная школа мастерства для каждого серьезного художника. Формирование художника – процесс длительный, и происходит он на выставках. Когда художник оказывается в вакууме, когда ему негде показать свою работу, его творческая борьба становится бессмысленной.
Большое значение для сохранения культурного пространства области имели такие мобильные художественные мероприятия, как зональные, республиканские, всесоюзные и международные выставки, конкурсы, пленумы, фестивали, Дни культуры, мастер-классы. Одним словом – все то, что сближает культурную жизнь разных регионов: центра и провинции, городов и сел. Подобные мероприятия работают на сохранение культурного пространства страны в целом и дают возможность творческой провинции осознать себя частью современного подвижного и меняющегося общетворческого процесса, а столичной публике – получить более широкое представление о жизни изобразительного искусства на периферии. Это были счастливые годы, наполненные радостью творческого общения.

В начале 90-хгодов бывшие республики оказались в совершенно новой ситуации в геополитическом и, естественно, геокультурном контексте, став самостоятельными государствами. Не сразу и не везде это пошло на пользу бывшим республикам. Ситуация в Восточно-Казахстанском регионе сложилась наиболее катастрофично: всем республиканским филиалам удалось сохранить и приватизировать мастерские, кроме г. Усть-Каменогорска. В 1993 году мастерские Дома художника были проданы и теперь в них находятся частные магазины. На данный момент художники, народные мастера, которыми богата Восточно-Казахстанская земля, испытывают огромные трудности из-за отсутствия единой творческой инфраструктуры, созидательного творческого общения, информационной системы, достаточной материально-технической базы и получения профессионального образования, методической помощи и правовой защиты. Художники как бы уткнулись в глухую стену безвременья, и на сегодняшний момент каждый из них может подчеркивать лишь автономность и самоценность собственного творчества, в атмосфере неструктурированности региональной культуры.
Конечно, в 21 веке, с его мощными информационными технологиями, телевидением, Интернетом, представляется возможность изучать изобразительное искусство, не выходя из дома: по репродукциям, дивиди-дискам, альбомам и интернет сайтам. Это помогает приобщиться к сокровищнице мирового искусства не только столичным, но и жителям удаленных регионов. Но не следует забывать, что никакая репродукция никогда не заменит живого общения с произведением искусства. Ведь даже очень хорошие воспроизведения живописи не в силах передать все богатство палитры картины. Мировая практика доказала, что исключительно мульти-медийное общение с шедеврами формирует широко «спешэл» информированных художников, весьма культурных, но лишенных чувственного опыта знакомства с классикой, непосредственного личного переживания того или иного произведения искусства, так сказать «физического» погружения в чувственную среду творчества. И это чревато преобладанием дилетантского искусства и развитием безынициативности у самих авторов.

Дом художника призывал в свои залы художников, давал место живописи, графике, скульптуре. Его история – это взлет, расцвет и метаморфоза одной идеи – нераздельность физического и духовного здоровья общества.
После продажи Дома художников, прекращения работы филиала Союза художников творческий мир Восточного Казахстана распредметился, развоплотился, стал маргинальным.
В настоящее время рождаются мысли: - «До чего же тихо вокруг. Все как во сне». К сожалению, исторический жанр, продуманная сюжетная линия, хоть какая-то философия, часто, отсутствуют в творчестве молодых авторов.
Счастливым исключением являются член Союза художников СССР и Казахстана Николай Павлович Аштема, Сергей Петрович Шупляк и Кайсан Рахметович Кадырбеков. Этим авторам интересно прошлое и небезразлично будущее. Исполняя и обогащая опыт предшественников, они вносят в него яркий оттенок своей индивидуальности, что и отличает художника от ремесленника. Пожалуй, одной из главных отличительных особенностей Н. Аштемы, С. Шупляка и К. Кадырбекова является уникальное сочетание приемов, свойственных живописцам классической русской школы, и смелой декоративности цвета, столь характерной для казахского национального орнамента. Эти талантливые авторы своими произведениями доказывают, что Художник – это национальность.

Сравнения с прошлой творческой жизнедеятельностью и с другими областями стабильно не в нашу пользу, но поскольку хочется, чтобы и в Восточном Казахстане было не хуже, сравнивать и анализировать необходимо. Воспользуемся актуализацией памяти… Изобразительному искусству Казахстана более 70-ти лет, и нет надобности доказывать, что оно в основном развивалось на традициях классической русской школы живописи, в которой с ХХ века рассматривался один из главных вопросов, актуальный и сейчас, может ли конъюнктурность сопутствовать таланту7 проблематика волнует не одно поколение художественных критиков. Наиболее ярким примером этой антитезы может служить салонная живопись. В России это направление представлено работами Айвазовского, Маковского, Семирадского и многих других художников, профессионализм которых безусловен и не нуждается в подтверждении. Кроме того мастера русского салона остро чувствовали конъюнктуру артрынка. Обладая огромной работоспособностью, они активно участвовали в выставочной жизни на родине и за рубежом. Эти качества в совокупности с талантом в немалой степени способствовали блестящей карьере и широкой популярности художников – востребованности салонного искусства и тех эстетических впечатлений, которое оно предполагало.
Неоценим вклад тех мастеров, кто исследовал художественные закономерности изображения на основе своего практического опыта. Вспомним восточно-казахстанских советских художников – Л. Агейкина, В. Истомина, А. Тимашенко, М. Джунусова, Г. Меркасимова, скульпторов В. Рапопорта, П. Шишова и многих других. Все они исходили из положения, что искусство – не акт подражания природе, а созидание, творчество. Это столкновение двух миров: природного и духовного, это инобытие жизни, когда возникает новый мир, построенный по определенным законам.
Безусловно, в каждом регионе есть свои отличительные черты, продиктованные экономическими, социальными факторами и духовными потребностями людей. Конечно, искусство советского периода живописи Восточного Казахстана формировалось под большим влиянием заказчиков. Но не стоит думать, что лучшие художники становились абсолютными идеологами. Они тесно соприкасались с этим стилем, однако содержание их искусства, было сложнее, глубже и своим образным строем вырывалось за границы узких эстетических норм.

Много имен замечательных мастеров советского изобразительного искусства являются гордостью отечественной культуры, произведения их стали неотъемлемой частью художественных ценностей нашей страны – это переросло в современные художественные способы и средства выражения молодых художников. Они не отличаются новыми технологиями, какими-либо проявлениями в виде акций, инстоляций, перфомансов и т.д. Несмотря на радикальный пересмотр роли и места искусства в жизни общества, современное художественное творчество – это практически то же самое создание только живописных полотен. А ведь в современном искусстве: нет запретов, нет табу. Кроме того, далеко не последнее чувство сегодняшнего посетителя выставки – ошеломление. Не обязательно ломать стекло руками и резать баранов на вернисаже, но складывается впечатление, что заниматься творчеством может каждый.
Уходят из жизни старые мастера, и мало появляется новых имен из традиционных и, тем более, авангардных очагов творчества.
История – дама справедливая. Кто-то сказал: «Согласием расцветают малые государства, несогласие разрушает великое». В последние годы в нашей стране придается особенно большое значение преобразованиям в духовной сфере жизни нашего общества. В сентябре 2008 года по моей инициативе и поддержке председателя Союза Художников Республики Казахстан Еркина Тлековича Мергнова был вновь создан Восточно-Казахстанский филиал Союза художников Республики Казахстан. В данный момент в городе Усть-Каменогорске и области творчески работают 20 членов СХ РК. Несмотря на различные сложности, культурная жизнь Восточного Казахстан, в данном случае творчества художников явно демонстрирует неисчерпаемость творческого потенциала, так что история изобразительного искусства нашего региона обретает вполне оптимистичный финал.

Автор Агейкина Я. Л.
Журнал «МУЗЕИ КАЗАХСТАНА» № 1 (4) КАНТАР-МАУСЫМ ХУДОЖНИК Н.П. АШТЕМА «Я ЛЮБЛЮ ЭТОТ МИР»
    
Самый большой комплимент для выставки, когда, покидая ее говорят, что мир стал выглядеть иначе.
Именно такое чувство возникло у посетителей после просмотра персональной юбилейной выставки члена Союза Художников СССР и Казахстана, профессора Н.П. Аштемы, искусство которого еще раз доказало, что тема истории и красоты родной земли нова и неисчерпаема.

Может впервые столь широко, даже триумфально, было показано творчество этого самобытного художника, обладающего сильной и мощной кистью. Выставка подвела итог определенного периода творческой деятельности, покорила мятежным темпераментом художника, разнообразием тематики жанров, а также явилась открытием нового, живописного мышления, духовно-нравственной философии.

Николай Павлович родился 5 декабря 1942 года в красивейшем селе Червонная Долина, Кировоградской обл., Украинской ССР, в семье колхозников. Поэтому поступил учиться в Бехтерский мелиоративный техникум, хотя, как у большинства художников, любовь к рисованию проявилась еще с 5-летнего возраста. До сих пор он помнит, как в тяжелое послевоенное время крестный отец подарил ему тетрадку и цветные карандаши. Армейские годы он провел на Кубе, где успел написать около 20-ти пейзажей и несколько портретов.
Несколько профессий пришлось сменить Николаю Павловичу – маляр, инспектор Госстраха. Работая начальником планового отдела в строительной организации, получил высшее экономическое образование. Только в 1975 г. у него появилась возможность поступить в Алма-атинское художественное училище им. Гоголя. К счастью, он попал к таким преподавателям, как П.Л. Дубров, В.П. Поляков, А.А. Аканаев, считавших своим долгом, не только давать необходимые знания ученикам, но и разжигать в них горячую любовь к искусству.

В 1979 г. с отличием заканчивает училище и по распределению, вместе с семьей, приезжает в Усть-Каменогорск. Работает в художественно-производственных мастерских Художественного фонда Казахской ССР. Большая жизненная энергия и готовность поделиться своими профессиональными знаниями привели его в 1980 г. к руководству изостудией художников-любителей. Больше 20-ти лет Николай Павлович занимается этой, казалось бы, не основной своей деятельностью. Но заложенная природой жажда жизни, общительность, готовность в любой момент прийти на помощь, строгое, но справедливое отношение к творчеству начинающих художников, заставляют его учеников считать изостудию своим вторым домом. Кроме этого, с 1982 г. Н. Аштема активно занимается выставочной деятельностью , участвует в областных, республиканских, всесоюзных и международных выставках. В 1987 г. становится членом Союза Художников СССР. Несмотря на свою занятость, он всегда уделял много внимания воспитанию троих детей.

С 1999 г. Н. Аштема преподает рисунок и живопись в ВГИ. Особенно отрадно, что успехи талантливого и неординарного художника и человека были отмечены премией акима Восточно-казахстанской области в номинации «Изобразительное искусство».
Каждый раз разнообразное и многостороннее творчество тонкого психолога и проницательного наблюдателя пробуждает в нас чувство глубокого беспокойства, подобного состоянию внезапной влюбленности.

Эмоциональное воздействие его пейзажей таково, что они запоминаются надолго и узнаются всегда. Художником невозможно стать без умения надолго оставаться наедине с природой, без сосредоточенности и наблюдательности за ее внутренней жизнью, этому Николай Павлович научился еще в детстве. Гармоничное слияние с миром природы роднит его живопись с музыкой. Пейзажи «Озеро Маркаколь», «Утро на Бухтарме», «Предгорье Тарбагатая», «Гора Бухтарма», наполненные вибрирующим светом, звучат как часть вечного потока времени.

В своей богатой пастельной палитре он находит самые верные, самые пленительные красочные аккорды, добиваясь поразительной силы художественного воздействия пейзажа «Над Иртышом».
Мастер известен и как увлеченный и виртуозный акварелист. За многие годы работы в этой технике художник достиг яркой поэтической манеры изображения мира, воздушности и легкости письма, словно в одно касание кисти, в одно дыхание изумления и радости от краткого мгновения жизни: «Восхождение луны вблизи Аир-Тау», «Белуха. Утро». Только так артистично и свободно владея акварелью, можно передать собственный трепет от картин природы случайному зрителю в акварелях «Березовая роща», «Березка», «Горная Ульбинка».
Именно поэтому понятна общая линия его творчества, идущая из глубины отечественной пейзажной живописи, и очевидна индивидуальность, неумолимые и одновременно настойчивые попытки приблизить самое обычное, скромное, незаметное к душевному миру современного человека, и остановить его внимание проникновенной интонацией, бережным, изящным движением цветового строя.

С годами жизнь человека заполняется разнообразными воспоминаниями, окрашенными богатой гаммой чувств и переживаний, возникших из пробужденного сознания и опыта прожитых лет. Так возникли: «Вечность», «Отчаяние», «Богоматерь», «Клятва на Коране», «Память».

В спонтанном порыве творчества художник создает новую реальность, некое анормальное, напряженно живущее пространство «Сие уже было», «Протест», «Мой белый город». Чувствуется, что энергичный момент создания художественного образа, реализующего внутреннее видение автора, вся эта работа с живописной поверхностью с ритмами и пластическими массами всецело захватывают автора. Увлеченность самим процессом творчества передается и зрителю.
Эстетом, мистиком, лириком предстает перед нами художник в сюжетно-тематических композициях: «Поединок Кабанбая с джунгарским нойоном», «Вечность», «Нашествие», в которых и боль, и страх, и надежда сливаются в едином вихре красок, кадров, линий. Этот вихрь заставляет отвлечься от своего личного, оторваться от бытового цейтнота, обратиться к общечеловеческому.

Образному экспрессией и высокой исполнительской культурой отмечены графические листы: «Джунгары», «Война», «Расстрел». Контрасты света и тени, выразительность темных силуэтов, внушительность движущейся массы людей сообщают картинам особую впечатляющую силу.
Г
лядя на серию работ: «Томирис – царица массагетов», «Аттила – сын Великой степи», «Чингиз-хан – потрясатель Вселенной», «Брачная ночь с Ильдико», «Смерть Аттилы», «Рустам и его конь Жель», непроизвольно возникает вопрос: «Где берет начало великое творение искусства?». Не в этом ли мучительном раздумье, творческом поиске, не в том ли мучительном труде и мгновенном озарении, следы которого остались на полотнах художника?
Кроме глубокого содержания хочется отметить высокий профессионализм работ – стремительные учащенные ритмы, убедительная точность импровизационной манеры, содержательность нервных следов кисти или карандаша.
Сам Николай Павлович так говорит о своей творческой позиции: «Для меня стало со временем очевидным, что в искусстве чувство руководит разумом, и диалектический этот процесс очень напряженный и напряжен до болезненности». Мастера не устраивает взгляд на картину как некое сугубо интимное самовыражение, как единственный и уникальный случай самораскрытия в иллюзорной плоскости холста. Напротив, система его не замкнута, а подчинена определенной временной структуре, в которой и художник, и зритель должен обобщать, отстраняясь от минутного, от изображенной ситуации. Обобщать цвет, свет, линию и пятно.

Художникам труднее всего даются картины со сложными композициями, и последняя серия работ еще раз убедительно доказала, что Николай Аштема – мастер высокого класса, по праву считающийся одним из лучших художников Восточного Казахстана.
Для нас Николай Павлович является носителем изначальной жизненной мощи, свободы, обновляющего начала, связанного с культом жизни, начинающейся заново.

Автор Агейкина Я. Л.
Назад к содержимому | Назад к главному меню