Агейкин Леонид Евтихиевич - Искусство Восточного Казахстана

т. +7 777 765 7840
т. +7 747 252 24 19
E-mail: pafhok@mail.ru
Перейти к контенту

Главное меню:

Агейкин Леонид Евтихиевич

Изобразительное Искусство
Живопись, графика
Рядом с нами, в нашем городе, жил замечательный мастер, посвятивший все свое творчество нам, нашим людям и краю.
Даже его ближайшие друзья и соратники по работе были поражены. И не только количеством работ, что само по себе почти невероятно, сколько мастерством, широтой и разнообразием поиска.
Вдвойне горько осознавать, что эта посмертная выставка Леонида Агейкина – его первая персональная выставка. при жизни он был известен многим, но по-настоящему ценим был узким кругом людей.
Это все равно, как если бы, всю жизнь работавший поэт, умер, так и не увидев своей первой книги. Мы стали первыми читателями первой книги – выставки интереснейшего художника, сложного, яркого, поэтичного и такого еще живого.
Особо волнует то, что искусство Л. Агейкина, все, целиком, до последнего мазка посвящено нашему краю, природе, людям и истории Рудного Алтая.
В его пейзажах мы узнаем знакомые уголки, знакомые, но по-своему озаренные волнением художника.

Приехав сюда после института, по направлению, художник и не подозревал, какой подарок приготовила ему судьба, как прекрасно впишется его темперамент, романтическая возвышенность в природу Алтая, в его историю, которая постоянно будет побуждать к созданию все новых и новых работ.
Л. Агейкин в то время был уже вполне сложившимся мастером с хорошей, но несколько академичной манерой письма, которая обычно не предполагает больших поисков.
Он начинает ездить на этюды, интересуется историей, этнографией, пишет природу, людей. Жил подолгу в аулах, у мараловодов, был среди рыбаков.
Приглядывался, всматривался, искал. Сначала с удивлением, потом с восторгом и восхищением. И  - окончательно полюбил Алтай.
Беспрерывно писал, взахлеб, увлеченно, радостно. Особенность его темперамента, характера – часто не позволяли ему остановиться, углубиться, и ранние его работы, такие, как «Зайсан» или «Алтайские самоцветы», работы очень красивые по колориту, горячие, можно сказать, горящие,- были еще не вполне глубоки по мысли, сняты с поверхности.
Но они явились предтечей его дальнейших работ: «Заоблачный край», «Предгрозовая Бухтарма», «Гон», «Кыс-Куу» и другие.
Постоянно занимался живописью, много времени отдавал графике. На выставке перед нами проходит целая портретная галерея наших земляков: горняков, рабочих, учителей, полеводов, металлургов.

Художник был склонен к символическому пониманию мира. даже изящные и легкие акварели часто несут четкую смысловую нагрузку, символически выражая определенную конкретную мысль. Может быть поэтому Леонид так легко и просто переходит к монументальному искусству, которому вообще присущи и символика и обобщенность.
Монументальные росписи Агейкина – это особая область его творчества, требующая изучению и оценки. Росписи на конденсаторном заводе, в пионерском лагере им. П. Морозова, в клубе с. Меновное, в столовой фабрики «Рассвет» и особенно в фойе кинотеатра «Казахстан» - это образно говоря, праздник, который всегда с нами. Это то, что естественно вошло в нашу жизнь, просто легко, что мы можем видеть каждый день.
Постоянный поиск Л. Агейкина, разнообразие манер, способов письма могут вызвать, пожалуй, ощущение некой противоречивости, разбросанности его творчества. Но противоречия здесь нет. Это естественное движение всякого ищущего мастера ярко индивидуального, это, прежде всего черты поиска, каждодневного, неутомимого, может быть, самосжигающего.
Своеобразная цикличность, этакое спиралевидное движение, с обновленным возвращением к старым темам,- это всегда присуще любому таланту, и все это четко просматривается в работах Агейкина, особенно в подходе к теме Ленина.
Для художника эта тема – труднейший экзамен на зрелость, на его гражданскую определимость. Несколько работ Л. Агейкина на эту ответственную тему говорят о том, что он вплотную подходил к «своему Ленину», что по законам цикличности он обязательно вернулся бы к этой работе, но смерть не дала ему в полной мере раскрыть живущий в нем образ Ленина.
Но и по предварительному подходу уже можно говорить, что агейкинский Ленин – это прежде всего – Ильич – человек, со всеми человеческими чертами, без намека официального вождизма, любящий детей и размышляющий о жизни и смерти.
Агейкин удивительно поэтичен. Поэтическая символика его некоторых работ настолько очевидна, что вызывает прямые сравнения с литературными жанрами. Его «Калина», «Черемуха», «Жарки» «Подснежники» - это поистине лирические миниатюры, праздничные, поэтичные радостные.
У меня есть любимая картина Л. Агейкина, она называется «Зимка». Прозрачно – легкая, несколько грустная, вся как бы в дымке воспоминаний о детстве, о радости первого снега, о начале. Эта картина вызвала во мне непосредственный отклик – стихотворение, посвященное памяти Леонида Агейкина:  

ЗИМКА
Легким контуром чуть обозначен
В остывающем свете небес,-
Весь прозрачен, прозрачен, прозрачен
Тихо кружиться праздничный лес.

Белый лес, белый снег, белый иней,
Все – вначале и все – невзначай,
Все в сплетеньях струящихся линий, уносящихся в сказочный край.

И не холст, но живое дыханье
Обожгло, увлекая опять
В белоснежные эти мерцанья, где не горько себе прошептать:

Будь прозрачен, прозрачен, прозрачен,
Будь навеки для всех растворен.  
Будь душою едва обозначен,
весь как лес, как ребенок, как сон.  

Чтоб художника светлое око,
Утешая, любя и скорьбя,
В том круженьи далеко-далеко,  
Разглядев бы, узнало б тебя.

Л. Агейкин прожил 47 лет. Жизнь его оборвалась нелепо, случайно, непредсказуемо. Жизнь оборвалась, но судьба, судьба художника продолжается.
Е. Курдаков

Комментариев нет
Назад к содержимому | Назад к главному меню